Романтик

tatiana_gayduk


Блог Татьяны Гайдук

Мысли, путевые заметки и кое-что еще...


Previous Entry Поделиться Next Entry
Дом-музей Марины Цветаевой
Романтик
tatiana_gayduk


"Когда я гляжу на летящие листья,
Слетающие на булыжный торец,
Сметаемые — как художника кистью,
Картину кончающего наконец,
Я думаю (уж никому не по нраву
Ни стан мой, ни весь мой задумчивый вид),
Что явственно желтый, решительно ржавый
Один такой лист на вершине — забыт."

Неподалеку от шумного Арбата в тихом Борисоглебском переулке (дом № 6, стр. 1) расположено небольшое двухэтажное здание - ныне это Дом-музей Марины Цветаевой, где она прожила нелегкие свои годы с 1914 по 1922 г. Музей этот по-своему уникален не только тем, что сохранились интерьеры, личные вещи, прижизненные издания книг не только самой Марины Ивановны, но и других поэтов, но и тем, что на сегодняшний момент это единственный сохранившийся в Москве дом великой поэтессы. Ее родовое "гнездо" - небольшой деревянный дом в Трехпрудном переулке ныне бесследно "исчез" с лица земли. Музей был открыт в 1992 году - в столетие со дня рождения Марины Цветаевой. И сегодня я приглашаю вас прогуляться по этому интереснейшему дому.


01. В этот дом Марина Ивановна поселилась в сентябре 1914 года вместе со своим мужем Сергеем Яковлевичем Эфроном и дочерью Ариадной или Алей, как ее называли в семье. Сам дом, кстати, был построен в 1862 году. Это был доходный дом на 4 квартиры в стиле московского классицизма.



02. Нас встречает бюст Марины Цветаевой.



03. В 1915 году Марина Цветаева знакомится с поэтессой Софьей Парнок (вторая снизу в левом ряду). Их отношения продолжались до 1916 года, Цветаева посвятила ей цикл стихов "Подруга". Считается, что знаменитое "Под лаской плюшевого пледа..." посвящено именно Софье. После расставания с ней Марина вернулась к мужу, но отношения с Софьей еще долго переживала как личную катастрофу.



04. Осмотр дома рекомендуется начинать сразу со второго этажа.



05.



06.



07. Весь второй этаж занимал муж Марины Цветаевой - Сергей Эфрон. Это "Чердачная". Именно эту комнату выбрал себе Сергей, когда семья въехала в дом в 1914 году.



08. Обстановку той поры составляли тахта, узкий диванчик красного дерева, шкаф, буфет, маленький круглый столик и письменный стол у окна.



09. На стенах висели гравюры с изображениями любимых полководцев Сергея - Кутузова, Суворова, Корнилова и Нахимова. Справа над чемоданом висит фотопортрет матери Сергея - Елизаветы Дурново.



10. Окна в комнате располагались на разных уровнях. Нижнее окно выходило на плоскую крышу детской, обнесенную балюстрадой. О верхнем, над которым потолок образует подобие ниши, Цветаева написала:

Высоко мое оконце!
Не достанешь перстеньком!
На стене чердачной солнце
От окна легло крестом.



11. Обстановку ушедшей эпохи воссоздают старинные предметы мебели и портреты.



12. Фото Марины и Сергея, а также сестры Сергея Елизаветы.



13. О временах "военного коммунизма" напоминают утюг, кофемолка и самовар (в похожем Цветаева варила пайковое пшено).



14. Чемоданы символизируют кочевую жизнь Цветаевой, покинувшей России в 1922 году на долгие 17 лет эмиграции.



15. А у окна быть может сидела сама Марина Ивановна.



16. Следующая комната на том же этаже. Здесь представлены фотографии и некоторые личные вещи семьи Эфрон.



17. Сергей Яковлевич Эфрон родился в семье народовольцев Елизаветы Петровны Дурново (1855—1910), из известного дворянского рода, и Якова Константиновича (Калмановича) Эфрона (1854—1909), из происходившей из Виленской губернии еврейской семьи.



18.



19. Сергей Эфрон и Марина Цветаева познакомились в Коктебеле в 1911 году, когда Марина гостила у своего доброго друга поэта Максимилиана Волошина. В январе 1912 года Марина вышла за него замуж, а в сентябре того же года у них родилась дочь Ариадна.



20. Семейный альбом семьи Эфрон.



21. Здесь же возле окна небольшая статуэтка Максимилиана Волошина.



22. Марина Цветаева.



23. Максимилиан Волошин. Марина и Сергей потом часто гостили у него в Коктебеле и любили это место особенно.



24.



25.



26.



27. Следующая комната на втором этаже полностью посвящена военной службе Сергея Эфрона. Он покинул Москву в 1918 году, чтобы присоединиться к Добровольческой армии. В летние месяцы Цветаева с детьми жила в бывшем кабинете мужа, она воспела эту комнату в стихах.



28. После начала Первой мировой войны, в 1915 г. Сергей Эфрон поступил братом милосердия на санитарный поезд; в 1917 г. закончил юнкерское училище. 11 февраля 1917 командирован в Петергофскую школу прапорщиков для прохождения службы. Через полгода зачислен в 56-1 пехотный запасной полк, учебная команда которого находилась в Нижнем Новгороде.В октябре 1917 г. Эфрон участвует в боях с большевиками в Москве, затем — в Белом Движении, в Офицерском генерала Маркова полку, участвует в Ледяном походе и обороне Крыма.



29.



30.



31.



32. Походный котелок и нехитрые столовые приборы.



33. Сергей входил в состав "корниловцев" (Корниловский полк).



34. Полевая касса. Банкноты периода Гражданской войны.



35. Элементы амуниции.



36. Жизнь порой играет с нами злую шутку: сначала ты белогвардеец, а потом тайный агент НКВД...



37. Все время, что Сергей был на фронте, Марина ждала его и молилась за его судьбу. Годы Гражданской войны были для нее невероятно трудными. В эти годы появился цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению.



38.



39.



40. Меж тем покидаем второй этаж.



41. Это гостиная. Застекленные двери вели из прихожей в гостиную. Под потолочным окном стояла антикварная мебель красного дерева в стиле ампир: круглый обеденный стол со стульями, диваны у противоположных стен, большой буфет с посудой. На стенах висели картины в багетных рамах, на полке большого, облицованного ониксом камина стояли часы в виде верблюда и бронзовый бюст Александра Пушкина. На стене возле камина - портреты родителей Цветаевой - Ивана Владимировича и Марии Александровны.



42. Диван, обитый красным штофом, принадлежал Ольге Ивинской, близкому другу поста Бориса Пастернака и назывался в ее семье "пастернаковским диванчиком".



43. Над другим диваном с противоположной стороны фотографии Марины Цветаевой и членов ее семьи. Три крупных изображения в верхнем ряду связаны с любимыми местами поэта. Слева - Анастасия (сестра Марины), Марина и Сергей Эфрон в гостиной дома Цветаевых в Трехпрудном переулке. В центре - семьи сестер Цветаевых в Александрове, где летом 1916 года Марина гостила у Анастасии. Справа - Марина в доме у Максимилиана Волошина в Коктебеле, где в 1911 году она и встретила Сергея.



44.



45. У "Макса".



46. Мать Марины Мария Александровна (в девичестве Мария Мейн - из обрусевшей польско-немецкой семьи) ушла из жизни рано (скончалась от чахотки), и Марина осталась на попечении у отца.



47. В горке - посуда из семьи Дурново-Эфрон и памятное блюдо, подаренное крестьянами Петру Аполлоновичу Дурново - деду Сергея Эфрона. Здесь же тарелка из немецкой гостиницы "Zum Engel" ("К ангелу"), в которой Марина Цветаева останавливалась летом 1905 года после обучения в пансионе и в 1912 году во время свадебного путешествия. Кофейная пара с портретом Жозефины, жены Наполеона, напоминает такую же, некогда принадлежавшую Марине Цветаевой.



48. Из гостиной двери ведут в глубину квартиры, в проходную комнату с роялем, книжным шкафом и нотной этажеркой. Некогда здесь столя рояль, унаследованный Мариной от матери и отданный в трудные времена за пуд ржаной муки. Нынешний инструмент напоминает о своем предшественнике, создавая атмосферу комнаты - "музыкальной шкатулки".



49. Над роялем, как когда-то в доме Цветаевых в Трехпрудном, висит портрет Бетховена.



50. Справа находится комната Марины Цветаевой - своего рода сердце мемориальной квартиры. "Эта была единственная на моей памяти настоящая мамина комната - не навязанный судьбой угол, не кратковременное убежище..." - писала Ариадна Эфрон. Нынешняя обстановка воссоздана по мемуарам родных и гостей поэта близко к первоначальному облику.  Над диваном висит портрет Сергея Эфрона. Оригинал, написанный в Коктебеле Магдой Нахман, не сохранился и заменен современной копией.



51. На полу, как и когда-то, лежит волчья шкура.



52. В простенке стоял книжный шкаф-секретер с любимыми книгами из фамильной библиотеки. На стенах висели цветных репродукции картин Михаила Врубеля, у окна стояло "вольтеровское" кресло.



53. У окна стоял большой письменный стол, подаренный Марине ее отцом на шестнадцатилетие. На столе были дорогие Цветаевой вещицы, книги, рабочие тетради. Сегодня здесь копии страниц рукописных книг Марины Цветаевой, продавшихся в Лавке писателей в послереволюционные годы. В угловом шкафу - книги на французском и немецком языках, на нем - образ Богоматери, переданный музею в дар Анастасией Цветаевой.



54. Здесь звучала музыка из вишневой деревянной трубы граммофона, старинной музыкальной шкатулки и шарманки.



55. Здесь же висит потрет Наполеона - одна из значимых для Марины личностей. Настолько значимой, что еще будучи ребенком, она сняла икону со стены своей комнаты и повесила вместо нее портрет Наполеона. Вот мол, мой Бог!



56. Самая светлая и большая комната в доме была отведена дочерям Цветаевой - Але и Ирине. Окна детской выходили во двор и на соседнюю церковь Николы на Курьих ножках, снесенную в 1930-е годы. Обстановка комнаты была частично унаследована из родительского дома в Трехпрудном переулке - большой серый ковер с вязью осенних листьев на полу и высокий книжный шкаф (на фото ниже), в котром хранились не только книги, но и игрушки. Вдоль стены стояли детская кроватка и большой сундук, служивший постелью няне. В комнате были также диванчик и большой зеркало. Справа стоит макет несохранившегося дачного дома Цветаевых в Таруссе, напоминающий о счастливой детстве сестер Цветаевых.



57. Обстановка детской была практически полностью утрачены в годы Гражданской войны, а сама комната какое-то время была необитаема: Цветаева не могла ее отопить. Среди поломанных вещей и игрушек оставались ящики с книгами. Многие из них Цветаева относила на продажу в Лавку писателей.



58.



59.



60. Аля (Ариадна и Ирина).



61. Возле книжного шкафа можно заметить чучело лисы.



62. В экспозиции центральное место занимают портреты дочерей Марины Ивановны - Ариадны и Ирины. Эти фотографии - последние сохранившиеся изображения младшей дочери Ирины - погибшей от голода в 1920 году. Марина в отчаянных поисках еды для дочерей была вынуждена отдать их на какое-то время в детский приют в Кунцево, куда якобы должны были привезти американскую гуманитарную помощь. Однажды Марина, решив проведать дочерей, отправилась в приют и поняла, что никакой помощи и еды дети там не получают. Ариадна тяжело заболела и лежала с высокой температурой практически при смерти. Марина забрала девочку и направилась из Кунцево пешком до Борисоглебского переулка. По дороге сама обессилевшая от длительного голода да еще и с дочкой на руках она падает в обморок. Ее подбирает женщина на повозке и кое-как довозит до дома. Марина кидается по знакомым, просит помощи у всех, кого возможно. Ариадну удалось спасти. И тут Марина случайно узнает, что говорят о какой-то "дочке поэтессы, которая умерла в приюте". Ирина умерла в возрасте 3 лет. В дневнике Цветаева писала: "Вспоминаю - сами вспоминаются! - чудесные Иринины глаза - ослепительно-темные, такого редкостного зелено-серого цвета, изумительного блеска - и ее огромные ресницы. В Иринину смерть я по-прежнему не верю". Я читала разные статьи об Ирине. Есть мнение, что младшую дочку Цветаева любила меньше, чем Ариадну, якобы считая ее "менее развитой", если так можно сказать. Что чуралась ее порой и что это был сознательный выбор между девочками. Я в это не хочу верить.



63. Еще один зал на первом этаже целиком содержит фотографии Марины, ее семьи и некоторые личные вещи поэтессы.



64.



65.



66.



67. Георгий (Мур) Эфрон - сын Марины и Сергея.
В мае 1922 года Цветаевой разрешили уехать с дочерью Ариадной за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жила в Берлине, затем три года в предместьях Праги. В Чехии написаны знаменитые «Поэма Горы» и «Поэма Конца», посвященные Константину Родзевичу. В 1925 году после рождения сына Георгия семья перебралась в Париж. В Париже на Цветаеву сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого.



68. Георгий и Ариадна. Георгий погиб в 1944 году на Восточном фронте Второй мировой войны и похоронен в братской могиле. Ариадна Эфрон провела 8 лет в исправительно-трудовых лагерях и 6 лет в ссылке в Туруханском районе и была реабилитирована в 1955 году.



69. Мур был самым любимым и желанным ребенком для Марины. Рожала она его долго, тяжело, будучи в эмиграции в Чехии.



70. Очевидцы утверждали, что Марина во всем потакала и ни в чем не отказывала Муру, делая из него своего "Наполеона". Он рос скрытным и непростым ребенком, Марина фиксировала практически каждый день его взросления.



В 1939 году Цветаева вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью, жила на даче НКВД в Болшеве (ныне Мемориальный дом-музей М. И. Цветаевой в Болшеве). 27 августа была арестована дочь Ариадна, 10 октября — Эфрон. 16 октября 1941 года Сергей Яковлевич был расстрелян на Лубянке; Ариадна после пятнадцати лет заключения и ссылки реабилитирована в 1955 году.
В этот период Цветаева практически не писала стихов, занимаясь переводами.
Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работа была прервана. Восьмого августа Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию; восемнадцатого прибыла вместе с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме. В Чистополе, где в основном находились эвакуированные литераторы, Цветаева получила согласие на прописку и оставила заявление: «В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 года». 28 августа она вернулась в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь.
31 августа 1941 года покончила жизнь самоубийством (повесилась) в доме Бродельщиковых, куда вместе с сыном была определена на постой. Оставила три предсмертные записки: тем, кто будет её хоронить, «эвакуированным», Асеевым и сыну. Оригинал записки «эвакуированным» не сохранился (был изъят в качестве вещественного доказательства милицией и утерян), её текст известен по списку, который разрешили сделать Георгию Эфрону.
Записка сыну:
"Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик."

71.



72.



73. Некоторые личные вещи Марины Цветаевой.



74. Роль Константина Родзевича (во время эмиграции в Чехии), а точнее бурный роман с ним, стоит особняком в творчестве Цветаевой. Через полгода после бурного романа с Константином Родзевичем Марина Цветаева не только помогала его невесте выбирать свадебное платье, но и подарила собственноручно переписанную «Поэму горы», полную неистовой страсти и неземной любви к её адресату — Константину Родзевичу, который не любил и не понимал стихотворений Цветаевой. Не знаю, досужие ли это сплетни, но есть мнение, что Мур - сын Родзевича, а не Сергея Эфрона. Эта тайна навсегда ушла вместе с Мариной Цветаевой.



75.



76.



77.



78. В связи с тем, что ни дочь Ариадна, ни сын Георгий не имели детей, прямых потомков после смерти Ариадны у Марины Цветаевой не осталось.



79.



80. Все советские годы дом оставался коммуналкой. Постепенно он ветшал, разрушался, терял свой неповторимый облик. Ремонтировать дом никто не собирался — никакой культурно-исторической ценности для властей он не представлял, всего лишь коммуналка, которых по Москве десятки тысяч. Уже к концу 1930-х годов обсуждался вопрос о сносе дома, однако планам властей помешала Великая Отечественная война. И в течение войны, и ещё много лет после неё дом так и оставался обычной московской коммуналкой, о ремонте которой никто даже и не думал.

Лишь благодаря энтузиазму некоторых граждан дом не только не снесли, но и основали там Культурный центр Дом поэта М.И. Цветаевой.



81. Памятник Цветаевой перед музеем.

"Веселись, душа, пей и ешь!
А настанет срок —
Положите меня промеж
Четырех дорог.
Там где во поле, во пустом
Воронье да волк,
Становись надо мной крестом,
Раздорожный столб!
Не чуралася я в ночи
Окаянных мест.
Высоко надо мной торчи,
Безымянный крест.
Не один из вас, други, мной
Был и сыт и пьян.
С головою меня укрой,
Полевой бурьян!
Не запаливайте свечу
Во церковной мгле.
Вечной памяти не хочу
На родной земле."  (04.04.1916 г).


  • 1
А что там за симпатичная девчонка на пятнадцатой фотке грустит?

Это она в образе потому что!

Отличная экскурсия по прекрасному месту. Очень интересный пост

Спасибо Вам большое!

Здорово! Люблю квартиры-музеи! :)

;) мне вот тоже понравилось! Интересно бродить по этим комнатам, представлять, как там жили великие люди, творили...

Да-да, я тоже люблю предтсавлять, что и как происходило в этих стенах много лет назад.

Татьяна! Вы опередили меня на неделю. Посмотрите мой пост на ту же тему. Да, с домом Цветаевой перебор. Зато мыслим синхронно. Поэтому давай те дружить. Как Вы?

Да нет, по-моему все хорошо получилось! Давайте, Михаил!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account